Пресса о нас

finamfm

Рунет сегодня. Выпуск №89

На радио Финам.FM в программе “Рунет сегодня” Дмитрий Сатин, основатель USABILITYLAB и Алена Попова, основатель проектов StartUp Women и Start Up Афиша, обсуждают:

  • Перспективы электронного правительства. От походов по ведомствам, стояния в очередях, справок и грубости — к удобным интерфейсам, разработанным для людей и легко решающим любые задачи.
  • Новую поисковую платформу Яндекса. К чему приведет “персонификация” поиска
  • Google Play в России

и многие другие актуальные вопросы Рунета

 

СПИРИДОНОВ: Доброе утро, друзья. Это программа «Рунет сегодня». Значит, напомню, что это 99,6 FM или онлайн на finam.fm. Также напомню о том, что мы рассказываем о главных событиях ушедшей недели в области Интернета, цифрового пространства, в области социальных сетей и Интернет-бизнеса, ну и обсуждаем эти события, собрав их воедино, так сказать, обсуждаем с ведущими специалистами Рунета, топ-менеджерами крупнейших компаний, экспертами оных.

Гости этого выпуска, или гость этого выпуска (пока что, потому что вторая гостья у нас на подходе) – это Дмитрий Сатин, основатель компании «USABILITYLAB», известный специалист по юзабилити. Дима, привет.

САТИН: Здравствуй, Максим.

СПИРИДОНОВ: Также можно добавить, что ты почти советник министра связи.

САТИН: Да.

СПИРИДОНОВ: Почти, потому что вы вроде как договорились, да, что сегодня будем обсуждать в одной из новостей. Но еще ты не вошел в должность, как я понял, основательно?

САТИН: Да.

СПИРИДОНОВ: О’кей. Ну, и еще одна гостья, Снегурочка, которую прямо можно звать, как на детских утренниках, она стоит в пробке где-то на Варшавке, с ее слов. Ну, и надеемся, все-таки появится в нашей студии, она тоже известная в Рунете персона, пока не буду называть ее, вдруг не доедет. Надеюсь, доедет.

Значит, Дима, пока что с тобой тет-а-тет начну разговор. И тебе, как и нашим слушателям, представлю те главные новости, которые мы сегодня обсудим основательно. Традиционно в программе три новости берутся как такие основные новости недели. Ну, и потом перейдем к тем новостям, которые значимы, но не настолько, мы тоже по ним пройдемся в экспресс-режиме.

Итак, главные новости. Топ-менеджеры Рунета отказываются составить команду Министерству связи. Пока не буду никак комментировать, поскольку один из тех, кто оказывается в этой команде, находится в этой студии.

Вторая новость: «Яндекс» выпустил новую поисковую платформу, которая, возможно, поставит крест на поисковой оптимизации. Ну, так, разумеется, не стоит бить в набат и собирать деньги на прокорм крупнейших поисковых компаний, занимающихся этой самой поисковой оптимизацией. Но звоночки приходят, и об этом также будем говорить.

И последнее, третье, наверное, самое важное, что было на ушедшей неделе – это «Google Play», который стал продавать книги и фильмы в России. Ну, и что из этого вышло, и вообще как сегодня чувствует себя цифровой контент. Вот такова, в общем, вводная часть, эпиграф закончен.

А сейчас, собственно, к экспресс-обсуждению новостей. Как сказал, мы поговорим о тех новостях, которые не оказались в нашем внимательном рассмотрении, но также важны. Итак, завершилось заседание МСЭ – это Международный союз электросвязи, тот самый или то самое, которого сильно боялись. Потому что «Google» кричал: «Стойте, сейчас свобода Интернета под угрозой», и другие сопутствующие компании и люди об этом говорили значимые. И вот, в общем, они как-то угомонились вроде на более или менее стандартах сносных.

Хотя оговаривалось то, что будет внедряться некий стандарт Y.2770, предполагающий технологию глубокой проверки пакетов, которая позволит (внимание) более пристально смотреть за действиями пользователей, фиксировать, какой именно контент они получают. А значит, будет трафик просвечиваться в перспективе (в том числе, кстати, и ваш трафик, друзья-слушатели). И можно будет обнаружить, что вы скачиваете, например, MP3-файлы нелицензионные. Или, например, видео, или, например, книги. Ну, или иной цифровой контент. Дима, ты что скажешь по этому поводу?

Дмитрий Сатин

САТИН: Ну, я думаю, что книги и аудиофайлы в последнюю очередь будут интересовать те службы, если они будут заниматься анализом этих пакетов. Мне кажется, что есть более серьезные проблемы, которые все-таки требуют некоторого регулирования. Я имею в виду вещи, которые могут приводить к изменениям, не знаю, в геополитики, в политике стран и так далее.

СПИРИДОНОВ: Ну, иным словом, этот трафик будет просвечиваться, прежде всего, спецслужбами на предмет какого-то…

САТИН: Ну, например, борьбы с терроризмом.

СПИРИДОНОВ: Ну да. Он и сейчас, разумеется, что называется, сниффится, то есть он проверяется. Другое дело, что новое время, новые стандарты – новые возможности.

САТИН: Но вообще, говоря об этой новости, мне кажется, что шумиха по поводу того, что нельзя регулировать Интернет, у тебя она второй новостью идет. Я слушал предыдущий «Рунет сегодня», там вы тоже обсуждали, хорошо или плохо регулировать Интернет. Мне кажется, есть вопросы (сейчас не касаясь вопросов терроризма или защиты авторских прав), которые надо бы регулировать на государственном, может быть, на межгосударственном уровне. Например, защита прав людей с ограниченными возможностями при пользовании Интернетом. Вот эта тема никогда не станет реальностью, пока не будут приняты соответствующие решения на государственном уровне.

СПИРИДОНОВ: Слушай, мне кажется, эта тема важная, конечно, но настолько много вопросов для людей без ограничения возможностей, с ними-то непонятно. А их просто большинство. Не то, чтобы они лучше или хуже, чем люди с ограниченными возможностями, просто их подавляющее большинство. И с ними еще до конца не ясно, что можно, а что нельзя, в конечном счете. Как ограничить правовую базу, при этом не ограничивая сильно свободу, и не давя глотку.

САТИН: Ну, если под правовой базой иметь в виду запретительные всякие штуки… Вот Алена подошла.

СПИРИДОНОВ: Не комментируй, подожди. Мы еще позовем Снегурочку.

САТИН: Да. Если обсуждать правовые нормы не как запретительные, а как смысловые, то в этом плане как раз все нормально. Ты просто сейчас сказал о некоторой опасности именно излишнего контроля. Но, мне кажется, существуют законы, в том числе координируют и направляют. И вот этой части смысловой зачастую очень не хватает.

СПИРИДОНОВ: Подошла к нам вторая гостья программы – Алена Попова, теперь могу представить. Алена, привет.

ПОПОВА: Привет.

СПИРИДОНОВ: Ты, наверное, в общем, можешь как-то прокомментировать эту историю. Получается, мы говорим сейчас о заседании Международного союза электросвязи, о том, что отбились фактически под знаменем «Google» от каких-то серьезных запретительных мер. Так?

ПОПОВА: Ну, изначально же как предусматривалось? Что будет создан на рынке регулятор, который относится к сфере деятельности компаний, а никак не к сфере регулирования государства, что мы вот, например, с Димой соберемся сами и будем решать: нам нравится это регулирование или нет. В итоге это все, как у нас бывает, было истрактовано и перевернуто несколько иначе. Действительно, и я встречалась очень большое количество раз с представителями «Google» просто вот так на конференциях, которые с круглыми глазами говорили, что: «Вообще трагедия, але», – и так далее. Поэтому я считаю, что сейчас пока на уровне согласования это еще можно как-то подрихтовать.

Алена Попова

СПИРИДОНОВ: Ну, хорошо. Пойдем дальше, поскольку у нас времени немного в этом экспресс-обсуждении. Песни Сергея Лазарева (довольно был громкий конфликт), заблокированы во «ВКонтакте». Соцсеть заблокировала их в ответ на решение певца обратиться в суд по поводу неправомерного размещения их в соцсети. Не столько важен Сергей Лазарев…

ПОПОВА: Сколько Павел Дуров.

СПИРИДОНОВ: …При всем моем уважении к этому незнакомому мне певцу. Но важен прецедент, когда вот этот обвиняемый «ВКонтакте» в пиратстве и прочем заявил: «О’кей», – и убрал из соцсети все или почти все песни исполнителя. Разумеется, там они остались в каком-то виде, которые не были названы его именем, как-то по-другому были названы файлы, но тем не менее.

Вот такой задам вопрос. Насколько важен сегодня Интернет, и в частности социальные сети, с точки зрения распространения музыкального контента и популяризации певцов, как вы считаете?

ПОПОВА: Подожди, во-первых, ты же не договорил самую главную новость: было убрано с пометкой «за неимением культурной ценности».

СПИРИДОНОВ: Это чистый троллинг все-таки.

ПОПОВА: Нет, я считаю, что, конечно, важно то, что 99,9% моих коллег, которые используют «ВКонтакте», не используют его как площадку общения, а только как площадку для медийного контента: слушают музыку, смотрят фильмы и так далее. Это основные, мы же с тобой очень часто обсуждали, причины обвинения «ВКонтакте». Я считаю, что социальные сети крайне важны и нужны.

СПИРИДОНОВ: Вот об этом, кстати говоря, мы будем говорить в финальной новости – о том, как вот эти люди, привыкшие к употреблению контента через «ВКонтакте», встретили «Google Play». Продолжай.

ПОПОВА: Да, я хотела как раз сейчас об этом сказать.

СПИРИДОНОВ: Нет, подожди.

ПОПОВА: Ладно, хорошо. Но смысл в том, что я считаю, что это действительно очень важно. Потому что социальные сети перестают быть просто коммуникационной площадкой (просто времени ни у кого нет только общаться) и начинают быть мультирешением для каких-то других действий, в том числе и для медийного контента. Я считаю, что всем крупным корпорациям и компаниям стоит задуматься вот на этот счет уже в ближайшее светлое настоящее.

СПИРИДОНОВ: Я бы сказал так, они становятся новой точкой прокрастинации. Если раньше был телевизор, место, куда тупили часами…

ПОПОВА: Ну, примерно.

СПИРИДОНОВ: …То теперь часами тупят в соцсети, там еще и удобнее тупить: там тебе и музыка, там тебе и видео, там и пообщаться можно – все в одном.

САТИН: Ну, а если сказать позитивнее, не прокрастинацией это обзывать, люди действительно используют социальные сети ежечасно, не то что ежедневно. И эта среда, в которой они находятся постоянно. И поэтому компании, которые могут использовать этот постоянный контакт, надежный контакт с пользователем…

СПИРИДОНОВ: Слушай, чем дальше, тем больше нам не хватает времени на экспресс-обсуждение новостей в первом блоке. Я даже думаю, надо будет увеличивать это экспресс-обсуждение. Но коротко еще одна новость, которую хочется затронуть.

«Twitter» выкатил фотофильтры и тем самым показал, что он тоже «Instagram». Помним, что «Instagram» – это фотоприложение, которое выросло на том, что можно делать красивые фотографии (нехитрая затея), было куплена за миллиард долларов «Facebook». А сейчас они размежевались: «Instagram» отключил просмотр фотографий в «Twitter», можно только посмотреть, перейдя на их сайт, а «Twitter» выкатил свои фотофильтры. Что будет дальше, как вы считаете, Дима?

САТИН: Ну, мне кажется, что это как маятник. Компании сперва интегрируются, начинают использовать продукты друг друга, потом набирают эти компетенции или появляются амбиции, что они теперь меняют свое позиционирование, и они начинают эти компетенции забирать себе. Мне кажется, что маятник может еще качнуться.

Не знаю, мы дойдем до тех новостей или нет, где про «Google Maps», возвращение «Google Maps» на «iOS». Но я вот к чему – к тому, что сказать, что будет дальше… Ну, придут новые менеджеры и, возможно, они договорятся о чем-то другом. Просто мне кажется, что консолидация лучше, чем разбирать мир на части и разрабатывать его независимо.

СПИРИДОНОВ: В общем-то, да. Однако бизнес показывает несколько иную практику. Как правило, если есть о чем повоевать и получить на этом какие-то свои плюсы, то воюется. Мы продолжим разговор в интересном ключе в программе «Рунет сегодня» через пару мгновений.

 

Новости.

***

СПИРИДОНОВ: 11.17 в Москве. Доброе утро, друзья. Это «Рунет сегодня» от 17 декабря 2012 года. Как обычно, это я говорю для тех, кто слушает нас в подкасте и неожиданно не знает, за какой период времени мы обозреваем новости. А мы это делаем, напомню, что берем в рассмотрение главные события, случившиеся в онлайне, в цифровом пространстве шире, в Интернет-бизнесе, в социальных сетях за неделю, которая ушла. Ну и делаем какие-то выводы о том, собственно, к чему они приведут, зачем они нужны, на чем сердце успокоится.

Делаем это традиционно с моими коллегами, экспертами Интернет-бизнеса. И гости этой программы – Алена Попова, Интернет-предприниматель, основательница проекта «StartUp Women» и «Стартап Афиша». Алена, привет.

ПОПОВА: Привет.

СПИРИДОНОВ: Еще раз. Ну, и Дмитрий Сатин, основатель «USABILITYLAB» и советник Министра связи и массовой коммуникации в очень скором будущем.

САТИН: Здравствуй, Максим.

СПИРИДОНОВ: Дима, еще раз здравствуй. Прежде чем обсуждать следующую новость, хочу вас спросить, коллеги, чего не хватает сегодня государственным инициативам, начинаниям в Интернете, на ваш взгляд? Определенно работа исполнительной власти в высоких технологиях пока не блещет эффективностью. По крайней мере, не во всех отраслях уж точно. Даже так: в большинстве – нет. Почему, как вы считаете?

ПОПОВА: Надо советника спросить. Давай.

СПИРИДОНОВ: Советника мы спросим чуть позже. Давай ты выскажись.

ПОПОВА: Я считаю, что самая главная задача государства – это не мешать.

СПИРИДОНОВ: А оно мешает?

ПОПОВА: Ну, оно явно сейчас стало вмешиваться. Я не знаю, как оценить, мешает оно сейчас или нет, но оно начинает вмешиваться. А как только вмешивается государство, на рынке появляются другие регулятивные правила. Это очень плохо. Вот то, что мы с тобой по закону обсуждали, то, что там они могут выступать в роли запрещающих, подключающих и так далее, никак положительно на Интернет-бизнес не влияет.

Но у нас большая дискуссия была с Германом Клименко насчет того, что если государство резко начнет все цензурировать, запрещать-запрещать, что это очень хорошо повлияет на местный рынок. Только протекционизм. Понимаешь, «Google» запретят – «Яндекс» вырастет.

СПИРИДОНОВ: Да, у Германа был такой тезис.

ПОПОВА: Да-да-да. Что-то еще запретят – местный предпринимательский такой актив в Рунете определенно вырастет. И он как раз и говорил: «Пусть запрещают, и больше запрещают, зато мы вырастим гораздо активнее». Я, в принципе, разделяю какой-то частью эту логику. Я против регулирования, но в целом это может так работать.

СПИРИДОНОВ: Ну, давайте, прежде чем продолжить этот разговор, мы послушаем о неожиданных назначениях в Министерстве связи.

 

РУНЕТ СЕГОДНЯ: Основатель компании «USABILITYLAB» Дмитрий Сатин и соучредитель фирмы «HumanFactorLabs» Дмитрий Журавлев вошли в состав проектного офиса системы межведомственного электронного взаимодействия. Сам офис создан в рамках Министерства связи для того, чтобы наладить онлайн-взаимодействие между федеральными и региональными органами исполнительной власти.

 

СПИРИДОНОВ: Как можно догадаться, упомянутый в новости топ-менеджер, один из самых известных специалистов по юзабилити Дмитрий Сатин у нас в студии.

САТИН: Да.

СПИРИДОНОВ: Дима, ты сегодня прямо наш рояль в кустах.

САТИН: Хорошо.

СПИРИДОНОВ: Как случилось, что ты перешел на ту сторону силы?

САТИН: На ту сторону силы, на темную сторону силы.

СПИРИДОНОВ: «На ту», – заметь, я сказал.

САТИН: Я надеюсь, что роль государства не сводится к тому, чтобы что-то запрещать. То, что я вижу, на той стороне силы – это попытка создавать условия, создавать условия для развития рынка в том числе. Сейчас поговорим об этом.

Как случилось? Случилось так, что ко мне обратился замминистра Денис Свердлов, ты знаешь его как бывшего генерального директора «Yota». И он меня пригласил подключиться к работе министерства и сказал несколько вещей, которые меня абсолютно купили.

Первое – это то, что идет тренд… Не тренд, а планы по информатизации всех взаимодействий с государством. Если это произойдет так, мы будем избавлены от необходимости ходить ногами по ведомствам, а сможем запрашивать те или иные услуги, сведения через Интернет, тогда вопрос воспринимаемого качества государства сведется к вопросам интерфейсов. И поэтому вопросы пользовательского опыта, пользовательских интерфейсов в связи с этим становятся очень важными. Это с одной стороны.

С другой стороны, он произнес такие мне слова, что: «В этой стране можно как бы вздыхать и троллить, что все не так и все идет не туда. С другой стороны, можно попробовать что-то изменить. И каждый делает свой выбор сам». Естественно, когда вилка была показана именно таким образом, то мой выбор был на самом деле предопределен. Я для себя сформулировал таким образом, что я не знаю, что из этого получится, но было бы просто глупо не попробовать это сделать.

СПИРИДОНОВ: Не попробовать, получается, спасти массы, миллионы россиян от стояния в очередях в паспортных столах за справкой формы 9, за какими-то походами неизвестно зачем к тетенькам с фиолетовыми волосами и невероятной грубости.

САТИН: Конечно. Но дело не только в «Госуслугах», потому что государственный Интернет значительно шире. Вот один из других трендов – это электронная демократия, которая сейчас развивается активно. И выходят новые постановления, новые указы президента, связанные с тем, чтобы граждане могли оценивать…

ПОПОВА: Электронная петиция еще.

САТИН: …Деятельность чиновников, с которыми все-таки приходится, например, сталкиваться. Вплоть до досрочного отстранения чиновника по результатам такого мониторинга и оценок граждан. Мне кажется, что все это позитивные новости, и нужно помочь сделать эти интерфейсы (эти инструменты, даже шире) для граждан максимально удобными. Так, чтобы вам не нужно было искать эту форму по всему Интернету, если вы обижены каким-то чиновником, чтобы вы это могли сделать легко.

СПИРИДОНОВ: Надо ли понимать, что ты будешь курировать буквально всю разработку интерфейса внутри этой системы?

САТИН: Она распределенная, поэтому всю совсем курировать невозможно. Но…

СПИРИДОНОВ: Людей будешь ты нанимать?

САТИН: Сейчас я поясню. Денис Свердлов, когда меня приглашал в министерство, он говорил о создании департамента. Я говорю: «Как этот департамент должен называться?» – Он говорит: «Да хоть «Юзабилити». Но создание департамента – это все-таки серьезное дело, которое должно приниматься на уровне правительства. А работать нужно уже сейчас, поэтому я сейчас работаю вот в такой роли советника министра. Пока без департамента.

Но у департамента понятны задачи, у министерства есть такая компетенция, как согласовывать IT-бюджет, она появилась совсем недавно. И мы же не министерство финансов, чтобы согласовывать их по вопросам бюджетов, мы хотим смысл согласовывать. Покажите нам интерфейсы той системы, которую вы собираетесь разрабатывать и потратить на нее деньги. И в этом плане, мне кажется, это очень важная миссия. Она довольно сложна, внедрить ее в существующие процессы будет сложно, потому что нужно создать соответствующие нормативные акты и методические рекомендации.

ПОПОВА: Да-да, камень преткновения предыдущих лет электронного правительства, эта СМЭВ (система межведомственного электронного взаимодействия). Поэтому да, это правда, что там куча регламентов, которые останавливают развитие этого всего.

САТИН: Ну, один из заместителей министра Алексей Волин мне в такой частной беседе сказал, что если посмотреть на нормативную базу, она вообще-то агрессивно настроена к электронному правительству, она не позволяет ему существовать.

ПОПОВА: Да, мы с Алексеем обсуждали, это правда.

САТИН: И поэтому там много что нужно сделать, и в том числе в законотворчестве.

СПИРИДОНОВ: Логика твоего прихода ясна. Меня бы тоже купили на это – пойти и послужить народу, по большому счету. Другое дело, получится ли. Сейчас мы об этом поговорим. Но сперва хочу Алену спросить: вот ты как смотришь на происходящее? Раньше была ситуация, похожая на следующую: было государство (я часто повторяю, мне это очень нравится), которое как-то себе занималось и не очень трогало Интернет, чем-то своим занималось. Интернет был сам по себе. И только сидели интернетчики и говорили: «Рано или поздно какая-нибудь крыса сдаст».

Сдали – государство выяснило, что существует Интернет. Выяснило, в том числе, и не в очень приятном для себя ключе (вспомним события год назад, когда социальные сети стали инструментом протеста, инструментом консолидации протеста, донесения информации и так далее), и занялось Интернетом основательно. Люди из отрасли, люди, которые реально в этом разбираются… Дима – один из них, один действительно из самых заметных специалистов Рунета. Точно входит в ТОП-50, грубо говоря, а то и в топ, не знаю, меньший (экивок в сторону Димы, реверанс, вернее). Хорошо это или плохо, что «наши» идут туда?

САТИН: Наши.

ПОПОВА: Я – нет, во-первых, я считаю, что это хорошо. Ты меня знаешь, я давно занимаюсь электронным правительством, и я считаю, что активная гражданская позиция – это все-таки решить самому, а не позволить решить за тебя. А у Никифорова…

СПИРИДОНОВ: Будет такая возможность, ты считаешь?

ПОПОВА: Вот послушай. У Коли Никифорова очень хороший подход. Там и мой хороший знакомый друг…

СПИРИДОНОВ: Объясню: Коля Никифоров – министр связи.

ПОПОВА: Министр связи, да. Там советник, который абсолютно понимает, как можно собрать бизнес и спросить у него, что нужно сделать и что действительно нужно сделать. И очень мне понравилась эта программа, я ее смотрела. Я видела наработки, которые есть. Мне кажется, это очень хорошо. То, что Дима, например, будет разрабатывать интерфейс, для меня большой плюс, потому что интерфейс – это самый ужас, который есть в развитии электронного правительства. Помимо этого СМЭВ самого, вот этой системы…

СПИРИДОНОВ: Строго говоря, это вообще все в данном случае. Интерфейсы и бизнес-логика – это все.

ПОПОВА: Это правда, абсолютно. Потому что логики, особенно бизнес-логики никакой ни на «Госуслугах», нигде нет. Пользоваться ими крайне неудобно. От этого сервис не распространяется. Если государство еще не дойдет своей логикой до того, что надо делать государственный маркетинг, не лезть в Интернет, а с помощью Интернета пропагандировать то хорошее, что они вместе, например, с Димой будут создавать – тогда эта система будет работать. Я считаю, что Дима сделал правильный, абсолютно рациональный шаг.

САТИН: Спасибо.

ПОПОВА: Я рада, что будет нормально. Потому что у нас есть, на одном из наших проектов «Электронное правительство для людей» «Gov2People» у нас есть сравнение интерфейсов. Вот то, что делают разработчики, и то, что делает государство. И там постоянно идут дебаты. Разработчики и с той, и с другой стороны обсуждают, какой интерфейс лучше. Но ни разу не было, чтобы интерфейс государства, ну хоть, не знаю, на 10% приблизился к тому, что делают независимые компании.

Потому что независимая компания думает, как это сделать удобно так, чтобы это продать, и от этого она идет, например, от наших с Димой и с тобой интересов – как нам сделать это вкуснее. А государство думает, как сделать больше смету, и поэтому очень непригодный интерфейс получается.

СПИРИДОНОВ: Вообще-то, самое ужасное испокон века в России (собственно, и в других странах) – когда госкорпорации и госучреждения пытались брать на себя те функции, которые по идее хорошо должны делать частные компании, которые имеют свой реальный такой шкурный, извиняюсь за выражение, в хорошем смысле шкурный интерес. Потому что тогда они будут биться за качество.

Я коротко обращу внимание на «Twitter». В «Twitter» «MaximSpiridonov», которым мы сопровождаем трансляцию, как обычно, мы спросили: «Что будет, когда гуру юзабилити Дмитрий Сатин начнет программировать интерфейс для российской власти?» Один из ответов позабавил: «Все перейдут на gosuslugi.ru, и бюрократов посокращают. Оставшимся раздадут «iPad». – Вот такое будущее нас ожидает с вами.

Осталось буквально 40 секунд. Какое бы ты дал короткое совсем резюме, Дима, этим шагам своим и вообще будущему этого направления?

САТИН: Ты знаешь, мы сами, члены этого проектного офиса, между собой поговариваем, обмениваемся предположениями о том, что будет дальше. Нам кажется, что Министерство связи в данном случае взяли как некоторый пилот, некоторую площадку, на которую хотят привлечь смысловых людей из отрасли. Если этот опыт окажется успешным (а мне хотелось бы, чтобы он был успешным; я сделаю все для того, чтобы он был успешным), то этот опыт будет распространяться и по другим ведомствам в том числе. И тогда, мне кажется, мы будем жить в другой стране.

СПИРИДОНОВ: В общем, хорошо бы, я тебе скажу. После выпуска новостей продолжим. Разговор пойдет о новом поисковом алгоритме, запущенном «Яндексом», и о том, почему это касается каждого из нас.

 

Новости.

***

СПИРИДОНОВ: Мы продолжаем. Это «Рунет сегодня» от 17 декабря 2012 года, 99,6 в Москве, finam.fm – в онлайне для тех, кто находится за пределами столицы, однако слушает нас. Вы вдвойне молодцы. Меня зовут Максим Спиридонов, а гости этого выпуска – Дмитрий Сатин, основатель «USABILITYLAB» и будущий советник министра связи и массовых коммуникаций, как мы выяснили; а также Алена Попова, Интернет-предприниматель, основательница проектов «StartUp Women» и «Стартап Афиша».

Значит, не секрет, коллеги, что отрасль поисковой оптимизации в Рунете одна из самых денежных и одна из самых закрытых, мы это знаем. Это такой бизнес, отчасти на грани фола, а в отдельных случаях, в общем, и за гранью фола (как мы опять-таки снова знаем), когда речь идет о попытке прямого обмана поисковой системы. Ваше мнение, что сегодня представляет собой отрасль поисковой оптимизации? Вот именно состояние на декабрь 2012 года? И куда она движется? Алена.

ПОПОВА: Ну, ты мою точку зрения знаешь, я ее всегда отстаиваю, что эта оптимизация будет исходить из персональных потребностей каждого из нас с учетом всех наших профилей и особенностей поведения, которые есть. Об этом говорит эта новость, это абсолютно логичный шаг. Помнишь, мы с Леной Масоловой спорили в кровь, вот этот «Google +1» действительно будет работать, не будет работать, будет ли это учитываться в поисковой выдаче, не будет это учитываться?

СПИРИДОНОВ: И будут ли учитываться лайки в социальных сетях, иными словами.

ПОПОВА: Да, иными словами. Я считаю, что, конечно, нам такой прямолинейный поиск уже не актуален просто из-за того, что верхний пласт информации Интернета, особенно Рунета, он очень сильно, как сказать, переполнен. Поэтому требуется делать объективную выдачу. Например, я хочу найти конкретную книгу, хочу знать, читали ли эту книгу мои друзья, хочу увидеть результаты, где эта книга более качественно представлена, и для меня должен быть такой…

СПИРИДОНОВ: Сейчас ты начинаешь уже новость обсуждать, которую мы еще не заявили. А все-таки отрасль поисковой оптимизации, которая сегодня имеет обороты в десятки, а может быть, даже и под 100 миллионов долларов, по Рунету – она дальше будет куда двигаться? Она всегда жила на том последние годы, что она фактически позволяла такое шаманство проводить вот этим оптимизаторам, каким-то образом поднимать сайты в поисковой выдаче.

А вот получается, что при персонификации поиска сайт поднять в поисковой выдаче однозначно будет невозможно. У каждого это будет некая своя выдача. Как будет жить отрасль? Она будет схлопываться?

ПОПОВА: Нет, я думаю, она с учетом того, что россияне умеют и блоху подковывать, все-таки она будет находить новые формы. Я думаю, что она станет более дорогой. Все равно от этой схемы никто не отойдет. Вот у меня куча проектов, например, ты не упоминаешь, а есть проект «Starlook», который надо понимать в поисковой выдаче. Безусловно, мы будем стараться оптимизировать его так, чтобы он выходил в топы. И конечно, вне зависимости от того, как она у кого будет выходить, будут стараться как-то по-другому это делать, другими инструментами.

«Снежинск» же, когда запустил «Яндекс» эту новую систему, которую вроде как нельзя обойти, оптимизаторы выяснили, как и где ее, в принципе, можно обходить. Поэтому я думаю, что она будет расти просто исходя из того, что она бизнес-логична: тебе надо, чтобы твой бизнес, твой сайт в сети побыстрее набирал аудиторию (потому что все зависит от твоей аудитории) – значит, ты сделаешь все, чтобы эта аудитория к тебе пришла. У тебя есть два варианта: купить ее или привлечь. Купить становится не так эффективно как раз из-за того, что поисковые машины ставят ограничители. Значит, привлечь. Привлечь ты можешь за большие деньги и не за очень большие деньги. Не за очень большие деньги – это оптимизация.

СПИРИДОНОВ: Это лучше.

ПОПОВА: Конечно. Поэтому этот сегмент рынка будет расти. Объективно это так.

СПИРИДОНОВ: Дмитрий, как ты видишь? Ты выступаешь на конференциях по поисковой оптимизации, точно имеешь свою точку зрения.

САТИН: Если огрубить очень (честно признаюсь, это грубость в отношении SEO), SEO позволяет некачественные сайты продвигать наверх. Потому что если они качественные, то они, в общем, и сами выходят наверх.

СПИРИДОНОВ: Скажем, любые сайты.

ПОПОВА: Ну, это не совсем… Это не так.

САТИН: Ну, я нарочно сказал, что это грубость. Но для того, чтобы эта мысль просто была четче понятна. Но я абсолютно согласен с Аленой, поисковая оптимизация – часть Интернет-маркетинга. Это часть технологии привлечения аудитории на сайт.

Если раньше она сводилась только к тому, чтобы манипулировать поисковыми системами так, чтобы твой сайт стоял первым, важно не качество, важно привести трафик (и за это они, собственно, получали деньги), то теперь, с усложнением работы поисковых систем, становится понятным, что нужно фокус перемещать на людей. Не на манипуляцию машинами, а на то, как сделать сайт более привлекательным, качественным и так далее. Как сделать так, чтобы одни пользователи рекомендовали этот ресурс другим. И это все равно Интернет-маркетинг, но теперь это уже больше смещается в сторону качества.

СПИРИДОНОВ: Иными словами, поисковая оптимизация все больше, уже много лет это происходит, и вот этот тренд – он подталкивает (то, что мы сейчас будем обсуждать), все больше смещается в плоскость комплексного маркетинга и рассмотрения бизнеса вообще?

САТИН: Конечно.

СПИРИДОНОВ: А не просто купить много ссылок с жирных сайтов?

САТИН: Это очень характерно, что мои хорошие друзья – это украинский офис компании «Ашманов и Партнеры», они в качестве тег-лайна своих конференций: «Мы продвигаем не сайт, а бизнес», – такое противопоставление. Одна из компаний, которая, собственно, создала эту отрасль поисковой оптимизации, теперь вдруг начинает заявлять, что: «Мы больше не занимаемся продвижением сайтов». Нет, конечно же, занимаются, но фокус все-таки на бизнес, на его благополучие.

СПИРИДОНОВ: Ну хорошо. Давайте сейчас поговорим о свежих новациях ведущего поисковика Рунета.

 

РУНЕТ СЕГОДНЯ: Корпорация «Яндекс» запустила персональную поисковую платформу «Калининград». Об этом было заявлено на пресс-конференции компании в минувшую среду. Функционал новой платформы предлагает пользователям подсказки и ответы, учитывая их личные интересы и предпочтения, которые сервис выясняет на основе поискового поведения пользователя. Как утверждает представители компании, персональный поиск работает в отношении порядка 75-80% запросов.

 

СПИРИДОНОВ: Вот как говорили, раз поисковая выдача теперь для всех или почти для всех пользователей будет разной, получается, оптимизировать сайт под конкретный запрос становится бессмысленно. Просто оптимизировать, так скажем. Верно, Алена?

ПОПОВА: Ну да, примитивная оптимизация уже не актуальна. Это правда.

СПИРИДОНОВ: Давайте попробуем пофантазировать, как будет дальше чуть более широко развиваться поисковая оптимизация и, как мы выяснили, шире, Интернет-маркетинг в контексте того, что поиск для каждого пользователя становится индивидуальным. Получается, что поисковики толкают маркетологов, оптимизаторов к тому, чтобы они серьезнее занимались качеством своих ресурсов.

САТИН: Ну, как сделать ресурс качественным для людей, я об этом говорю постоянно, и не думаю, что здесь место для такой лекции. Но хочу такую мысль сейчас прямо, на ходу, раз ты предлагаешь пофантазировать. Если, как мне кажется, поисковые оптимизаторы работают на существующем, на сформированном спросе, они его не формируют сами. Есть, например, конкурентный запрос «пластиковые окна», и они впрягаются в эту войну.

ПОПОВА: Я знала, что ты приведешь этот пример насчет пластиковых окон.

САТИН: Ну, это любимое.

ПОПОВА: Да, это любимое.

САТИН: Любимый пример для поисковых оптимизаторов. Спрос уже существует, уже есть накал конкуренции, они включаются в эту борьбу и начинают работать. Мне кажется, в случае такого солипсического превращения поисковой выдачи в твою личную оказывается, что теперь, наверное, нужно работать над своими смыслами, нужно формировать в себе потребности и эти самые запросы, что кажется не так прямолинейно. Ты опять же должен работать не столько с поисковыми машинами, сколько с интересами людей.

Где с ними работать? Кажется, там, где они живут. А мы сегодня упоминали социальные сети как постоянную работу с ними. И поэтому кажется, что бренды, те компании, которые заинтересованы в продвижении своих услуг, они тогда должны работать больше со смыслами людей и с их потребностной сферой, а не только утилизировать сформировавшийся спрос.

ПОПОВА: Это контекст в социальных сетях просто, примитивная работа с контекстной рекламой в социальных сетях.

САТИН: Интенсивная воспитательная работа с людьми.

ПОПОВА: Например, я все время хожу, я не знаю, читаю русскую классическую литературу, и если у меня по контексту это выходит, конечно, безусловно, я как-то на это реагирую. Если мой этот лайк, или +1, или любые другие методы оценки учитывает поисковой запрос, то, соответственно, это выходит всем моим друзьям. У меня база друзей все время растет, соответственно, я хороший инструмент, я являюсь каналом маркетинга. Поэтому я считаю, что всем SEO-шникам надо просто будет учитывать, кто для этой целевой аудитории канал маркетинга и где они в основном находятся.

СПИРИДОНОВ: Вот если возвратиться снова к теме персонификации поиска, там есть две стороны медали, палка такая о двух концах: руководитель проекта «Поиск@Mail.Ru», конкурирующего с «Яндекс» (пока что осторожно конкурирующего, имеющего значительно меньшую долю), Андрей Калинин для издания «Roem.ru» высказал следующую мысль: «Идея персонального поиска довольно давно витает среди разработчиков поисковых систем. У нее есть довольно очевидные достоинства, – вот мы сейчас коротко проговорили про это достоинство, – так и сложно измеряемые недостатки».

И вот о недостатках: «Например, пользователи довольно часто посылают друг другу ссылку на поисковую выдачу. Если она будет персонифицированной, то они будут видеть разную выдачу», – логичный аргумент. «Или, например, один человек может сказать своему другу: «Поищи в поиске такой-то запрос», – и опять же есть риск, что эти два человека найдут что-то разное или совершенно разное. Из-за этого введение персонализации может давать неоднозначный результат».

ПОПОВА: Ну, это как-то, я бы сказала…

САТИН: Слабый какой-то аргумент.

ПОПОВА: Слабый аргумент, потому что ты можешь прислать ссылку на сам ресурс непосредственно.

САТИН: Например, на «Facebook»: «Найди в моем «Facebook» то, что тебя интересует».

СПИРИДОНОВ: На «Facebook» поиска нет.

САТИН: Нет, я нарочно здесь упомянул «Facebook», потому что он предельно персональный. Лента, которую читает Алена, не похожа на мою ленту. И в этом смысле, если я Алене пошлю ссылку на свою ленту, она не увидит того, что вижу я. И это никого не пугает, и как-то люди научились в этом мире выживать.

ПОПОВА: Нет, ты абсолютно прав. Но, например, вот то, что идет ссылка на поисковый запрос, мне все время присылают, это как раз про меня история. Ну, просто будут присылать ссылку на сам непосредственно ресурс, дополнительный клик просто будет сделан в эту сторону, и все.

СПИРИДОНОВ: Хорошо, давайте послушаем комментарий «Яндекса». У нас есть запись Дениса Рогачевского, это менеджер проектов «Яндекс».

 

РОГАЧЕВСКИЙ: Прежде всего, запуск этой платформы – это значимое улучшение качества поиска. Все, что мы запускаем, мы делаем для пользователей – не ради персонализации, а ради качества нашего продукта. Наши эксперименты на самом деле показали, что пользователям намного комфортнее чувствуется на персонализированных результатах поиска, они быстрее находят самый полезный результат, быстрее переходят на нужные ресурсы, быстрее задают запрос. В том суть персонализации, в этом суть изменения качества поиска.

Если мы говорим об оптимизации по классическим коммерческим запросам (покупка бытовой техники, например, кондиционеры), то там запуск платформы кажется, скорее всего, не очень значим, так как все-таки персонализация заметнее работает на характерных пользователю запросах, тех, которые он задает регулярно, с тематиками, которыми он регулярно интересуется. И пусть таких запросов, которые характерны пользователю, большинство в его истории, но людей, которые регулярно интересуются покупкой бытовой техники и другими коммерческими тематиками, все-таки не так много.

А если мы говорим об информационных запросах – например, поиске фильмов или музыки, то там изменения будут значительно более заметны, потому что людям намного характернее регулярно искать подобного рода контент. Поэтому там персонализация будет заметнее.

Но хотелось бы отдельно подчеркнуть, персонализация не замыкает пользователя в его зоне комфорта. Это значит, что результаты с незнакомых ресурсов все равно будут попадаться в результатах поиска так же часто, как они это делали раньше. Но для SEO-специалистов это скорее некоторое повышение рисков и одновременно некоторая возможность. Потому что каждый клик по результату поиска может стать для пользователя каким-то определяющим, как в формировании списка любимых, так и нелюбимых ресурсов.

Поэтому скорее для SEO-мастеров, которые делают хорошие, качественные сайты, должно было стать лучше. Для тех, кто делает сайты ради того, чтобы пользователь зашел на них один раз и кликнул на рекламу, скорее всего, ничего хорошего не случится.

 

СПИРИДОНОВ: Надо добавить, что в связке еще с поведенческими факторами, которые все больше имеют значение в том, насколько, как ранжируется поисковая выдача, это получается некий совершенно новый подход к выдаче поиска. Объясню для слушателей, поведенческие факторы – это анализ поисковой системой того, как пользователь реагирует на сайты, как он кликает, не кликает на получившие высокие результаты предложения. Если кликает, возвращается ли в поисковую выдачу. Вот это все анализируется массово и делаются выводы. На базе этих выводов перестраиваются поисковая выдача. В общем, меняется парадигма очень серьезно поисковой системы. Да, коллеги?

САТИН: Ну да. Я бы сказал, знаешь, раньше была какая-то объективная реальность: вот они, результаты поиска. И ты, и я их как будто бы видим одинаково. Хотя тот же «Яндекс» говорит, никогда они не были одинаковыми, потому что есть предтестирование у самого «Яндекса» и так далее. Теперь поиск стал субъективным, становится сугубо субъективным, и эта смена парадигмы – она должна, как и любая смена, пугать определенных людей.

ПОПОВА: А мне кажется, это абсолютно, опять же, логично с точки зрения бизнеса. Растет медийная составляющая активно, просто потребление медийного контента в сети. Значит, надо побыстрее туда сгенерировать лиды, привести аудиторию. Значит, надо вести ее правильно и быстро, это персональные запросы, делая это гораздо более серьезно.

СПИРИДОНОВ: О’кей. Мы продолжим наше обсуждение вскорости разговором вокруг главной новости недели: открытии «Google Play» продаж цифрового контента для России.

 

Новости.

***

СПИРИДОНОВ: Ну что ж, мы продолжаем. Меня зовут Максим Спиридонов. Это программа «Рунет сегодня» от 17 декабря 2012 года. Напомню, что звучит дата не для того, чтобы вы выяснили, какой сегодня день, а для тех, кто слушает нас не в прямом эфире, прежде всего. Хотя, впрочем, для первых тоже, почему нет. Нам не жалко поделиться этой информацией, она открыта. Но вот для тех, кто слушает в подкасте…

САТИН: Особенно в понедельник.

СПИРИДОНОВ: Да, в понедельник это важно. Кто слушает в подкасте, может не знать. Если вы не слушаете в подкасте, то рекомендую это сделать. Подписывайтесь на «Рунет сегодня» либо в «iTunes», либо на сайте finam.fm. Вы сможете получать эпизоды программы без пропусков, это важно. Будете всегда в контексте происходящего в цифровой среде.

Значит, в студии Дмитрий Сатин, основатель «USABILITYLAB» и будущий советник министра связи и массовых коммуникаций, а также Алена Попова, Интернет-предприниматель, основательница проектов «StartUp Women» и «Стартап Афиша» и многих других проектов. Вот, Алена, специально для тебя, поскольку перечислять «и прочия, и Белыя, и Малыя», как, знаешь, в регалиях российского царя, будет очень долго. Действительно у тебя много проектов.

Значит, мне кажется, коллеги, что один из краеугольных камней, один из главных нерешенных вопросов новой реальности, изменившейся онлайн-среды – это вопрос цифрового контента на сегодня. Как должны распространяться фильмы, книги, музыка в электронном виде? Сколько должны стоить эти продукты? Должны быть они бесплатны или не должны быть? Что вы рамочно думаете на этот счет? Алена.

ПОПОВА: Я рамочно думаю, что контент должен быть – часть платная, часть бесплатная, работать по модели freemium, на которую переходит уже весь бизнес сетевой. Это добавление какого-то игрового элемента. Сначала тебе что-то дается на закуску. Если тебе это нравится, ты начинаешь платить деньги за потребление чего-то, что тебе нравится, в больших объемах или более качественного. Я считаю, что такая модель работает. Я не считаю, что работает модель «все бесплатно», равно как я не приветствую модель «все сразу платно». Потому что мне непонятно, как это выглядит, за что я плачу, если я еще это не попробовала.

СПИРИДОНОВ: Ну, как ты представляешь себе это с музыкой? Вот у тебя есть песня, ты ее скачала, послушала.

ПОПОВА: Нет, вот у тебя есть альбом исполнителя. Или у тебя есть какой-то лимит, например, ты можешь скачивать определенное количество песен с этого ресурса бесплатно, а за остальное 50 рублей платишь, допустим. Я считаю, что это правильно. Потому что иначе умирает коммерческая индустрия, все, что связано с качественной музыкой. Не количественной, а именно качественной. И то, что сейчас все говорят (и я поддерживаю эту историю с открытыми авторскими правами), новые эти открытые авторские права предполагают, что ты все равно платишь за авторское право, тут не такие большие деньги. И как раз вот по этой модели. Это обязательно должно быть.

Равно так, как автор, написавший книгу, например, моя хорошая знакомая журналист Марина Ахмедова, она пишет великолепные книги про женщин в зоне военных действий. Почему она должна находить эти книги в Сети бесплатно? Я, как пользователь, хочу получить ее книгу в сети бесплатно. Поэтому дайте мне выбор, сделайте так, чтобы какую-то часть я могла скачать бесплатно (это нормально, это Интернет), а за какую-то часть мне уже пришлось бы заплатить, потому что меня надо стимулировать заплатить. Я, как любой пользователь, не хочу платить.

СПИРИДОНОВ: Сейчас получается, что все бесплатно.

ПОПОВА: Сейчас большинство бесплатно. И между прочим, я как раз активный потребитель бесплатного, потому что у меня был вот этот украинский «Kindle», знаешь, книга электронная. Я очень много читаю в полете, и поэтому мне неудобно покупать какие-то книги. И туда, если ты знаешь, есть специальные ресурсы, когда ты можешь закачать все сборники Стругацких, все сборники вообще советской литературы, все сборники русской литературы вообще бесплатно.

СПИРИДОНОВ: Ну ладно. Дима, коротко – рамочная позиция по контенту.

САТИН: Здесь именно модели могут быть разные, одну из них Алена назвала. Для меня важно то, что у нас есть прецедент. Стив Джобс создал «App Store», и мы покупаем игры для детей. Покупаем, не пытаемся их нигде найти, возможно.

СПИРИДОНОВ: Большинство не пытается. Кто-то пытается все равно.

САТИН: Большинство. Эта модель работает. Я к тому, что удобство покупки и доверие к тому, кому ты платишь (я в данном случае имею в виду, той площадке, которая распространяет медийный контент), мне кажется, определяет очень многое. Мне кажется, что уже сформировался средний класс, для которого зачастую цена не такую роль играет, как для неимущих людей (я имею в виду, неспособных заплатить). А, например, вопросы удобства и экономии времени выходят на первые приоритеты.

И поэтому если тебе удобнее, ты сейчас просто назвала один из инструментов, где тебе удобнее закачать все. Если за эту закачку, когда ты можешь закачать то, что тебе удобно перед полетом, в последний момент у тебя есть несколько секунд, чтобы получить интересную книжку, которую ты в самолете прочитаешь – то мне кажется, вопрос цены в этот момент для тебя не столь критичен, сколько сама возможность получить развлечение на борту.

ПОПОВА: Нет, конечно. Вопрос цены до 3 долларов. Есть какая-то часть бесплатная, какая-то платная. Вот то, что в «App Store». Мы же огромное количество бесплатно скачиваем. Но приложение само по себе может монетизировать что-то внутри себя.

САТИН: Да, и это тоже ход.

СПИРИДОНОВ: Хорошо. Давайте сейчас послушаем о премьере от «Google», которая была смазана прохладным приемом массовой публики.

 

РУНЕТ СЕГОДНЯ: Корпорация «Google» предоставила возможность российским пользователям магазина цифрового контента «Google Play» покупать фильмы и электронные книги. Стоимость книг в рамках Интернет-магазина начинается с 50 рублей, а фильмов – с 99 рублей за киноленту. Русскую классическую литературу пользователи сервиса могут скачать бесплатно.

 

СПИРИДОНОВ: Цены на большинство товаров, как говорится, от 50 до 300 рублей, что примерно равно ценам в «iTunes Store», кстати говоря, который открылся несколько раньше, буквально за неделю-полторы до того. Но пользователи «Android» – это не пользователи «iPhone», это жизнь показала очень четко. И это стало предельно ясно в первые же дни.

Так что то, что я видел, произвело на меня сильнейшее впечатление. Десятки комментариев по популярным фильмам (я не знаю, видели вы, не видели), где пользователи (Дима, ты сейчас увидишь) трехэтажным матом кроют капиталистов «Google». Ну и вообще они кроют тех, кто… Они даже не знают, кто это. Тех, кто им пытается продать, посмел продать им лицензионный контент по цене 100-200 рублей за единицу.

САТИН: Мне кажется, понятно, почему это произошло.

СПИРИДОНОВ: Люди были возмущены в лучших чувствах, понимаешь? Это было видно.

САТИН: Именно. Есть бренды, которые воспитывали целые поколения на том, что они оказывают бесплатные услуги. Я имею в виду, «Google» является безусловно ярким примером: бесплатная почта, бесплатные сервисы, куча-куча. Когда такая компания вырастила огромную массу вокруг себя, огромное ядро, и в один момент она пытается теперь коммерциализировать отношения с этой публикой, публика оскорблена в лучших чувствах. Это совершенно ожидаемая вещь.

СПИРИДОНОВ: Главный аргумент: «Вы нас держите за идиотов. Вы продаете нам то, что на торрентах и во «ВКонтакте» лежит бесплатно». Вот это буквально, прямым текстом, реально десятки комментариев таких: «Это все бесплатно». Алена, ты как можешь прокомментировать?

ПОПОВА: Я – ровно так же, как и Дима. Во-первых, я привыкла, что на части ресурсов это бесплатно. Это мое пользовательское поведение, его вообще-то надо было учитывать. А во-вторых, конечно, любая покупка должна сопровождаться уникальным контентом. Если я могу, я не знаю, «Бриллиантовую руку» смотреть во «ВКонтакте», зачем мне идти и смотреть ее платно за 200 рублей (между прочим, цена диска) смотреть на «Google»? Мне гораздо это… Мне это претит, например.

Просто опять же, как активный пользователь, я не особо скачиваю фильмы, я очень много скачиваю книги. И вот с точки зрения книг для меня понятно, как сделать уникальный инструмент, каких ты авторов туда можешь ввести, что ты можешь дать мне как человеку, который, например, потребляет этот контент. Мне не очень, конечно, понятно с фильмами. Потому что фильмы везде одинаковые. Конечно, люди будут выбирать тот ресурс, где не надо платить или надо платить меньше.

СПИРИДОНОВ: Похоже, что «iTunes» с видео, что «Google Play» с фильмами – это некая переходная стадия, которая, по крайней мере, в России, не сможет стать бизнес-моделью.

ПОПОВА: Мне кажется, да.

САТИН: Мне кажется, еще и из-за контента в том числе. Ну вот посмотри, в «iTunes» много ли русского контента сейчас? Тебе, как русскому пользователю, русскоязычному пользователю?

СПИРИДОНОВ: Я, кстати, не пользуюсь «Apple», поэтому я мало представляю себе ассортимент «iTunes».

САТИН: Понятно. Но я вот к чему, я еще два слова в пользу удобства. Мне кажется, пользователь готов платить за удобство. Ты сейчас. Алена, сказала: зачем тебе платить за фильм? А вот посмотри, фильм – штука длинная. Ее посмотреть в нашей насыщенной жизни – не всегда удается найти такой цельный кусок времени, чтобы его посмотреть. И вот ты начала смотреть за завтраком, и хотела бы по дороге, пока ты будешь стоять в пробке, его досмотреть. Но смотреть начала на одном устройстве, а досмотреть тебе было бы удобнее на другом.

ПОПОВА: Да-да, мультиплатформенность.

САТИН: Если компании, такие бренды как «Apple» или «Google», безусловно, могут это сделать, и «Apple» явно в эту сторону движется, ты купила контент – и ты купила его, в том числе с условием, что ты можешь его потреблять на разных устройствах.

СПИРИДОНОВ: У нас не очень много времени. Да, я хочу просто резюмировать именно то, что ты говоришь. Действительно, похоже, цифровой контент, помимо этой модели freemium (возможности посмотреть, потрогать и потом брать решение о покупке), еще будет дополняться сопутствующими услугами, это критически важно, похоже. То, что невозможно будет воспроизвести в торрентах или еще где-то.

Условно говоря, с книжками, да? Это синхронизация места чтения, твоих закладок и твоих пометок на разных устройствах. Открыл со смартфона, открыл с компьютера, открыл с планшета – везде одни и те же пометки, одни и те же закладки. Это важно, и это добавляет стоимости к этой книжке фактически.

САТИН: Конечно.

СПИРИДОНОВ: С фильмами похожая история, хотя там, конечно, сложнее ценность эту определить. Там просто место, где остановился. Но это не так все-таки, за это 200 рублей отдавать пользователи вряд ли будут.

Хочу добавить по поводу «Twitter». Мы спросили в «Twitter» «MaximSpiridonov»: «Какой магазин цифрового контента стартовал в России удачнее, – просто из любопытства, – «iTunes Store» или «Google Play», и почему?» Ответы такие: «iTunes Store». Пользователи «Apple» привыкли чаще платить, – вот это важная штука очень, – чем пользователи «Android». Ответ еще такой: «Для меня «iTunes» за полгода потрачено на покупки около 20 тысяч рублей». Ну и такой ответ сленговый: «Тунец», – «iTunes», как это называют такие интернетчики.

Опять не хватает времени для того, чтобы основательно в это погрузиться. Красивая очень тема, вообще очень любопытная и важная – цифровой контент, как он будет развиваться. Короткое резюме в пять-десять секунд. Алена, что будет дальше с этим цифровым контентом?

ПОПОВА: Ну, value-added service, то, что ты сказал. Я полностью… Это будет как с мобильными. Сначала идет контент и к нему прилагается какая-то дополнительная услуга. Я выступаю за это. Модель freemium и value-added service.

СПИРИДОНОВ: О’кей. Все, финал. Коллеги, спасибо большое.

САТИН: Спасибо, Максим.

СПИРИДОНОВ: Время закончилось у нас, к сожалению. На следующей неделе ждите (это уже к слушателям) специальный выпуск программы. Будем говорить о главных итогах года. Я благодарю моих гостей: Дмитрий Сатин, Алена Попова. Слушайте «Рунет сегодня» каждый понедельник. С наступающим вас, кстати говоря.

САТИН: С наступающим.

СПИРИДОНОВ: Всего доброго и пока.

ПОПОВА: Пока.

© Finam.fm