Все статьи

Андрей Клёц, проектировщик USABILITYLAB, о профессии, проектах и саморазвитии


Андрей Клёц, проектировщик USABILITYLAB

Сегодня мы поговорим с Андреем Клёцем, нашим проектировщиком. Андрей работает в компании с 2016 года, и за это время выполнил ряд проектов для банков и государственных сайтов.

Как ты пришел в профессию?
Раньше я работал в Московском Кредитном Банке, в маркетинговом подразделении. Подразделению поручили редизайн сайта банка. Сначала я только руководил этим процессом, но постепенно всё больше времени у меня стало занимать собственно проектирование интерфейсов для сайта, потому что своего проектировщика не было. После этого я заинтересовался вебом и интерфейсами. Я понял, что сайт — это не картинка на экране, а конструкция, набор правил, символов, элементов, подчиняющийся внутренним законам. Я со школы увлекался IT и любил раскладывать все по полочкам. Желание упорядочить хаос и любовь к IT сложились вместе. Я стал самостоятельно изучать проектирование по книгам и курсам. Когда пришло время сменить сферу деятельности, я разместил в интернете два резюме: на должность, связанную с управлением проектами, и на должность проектировщика. Так я попал в USABILITYLAB.

Какой опыт, навыки, личные черты являются залогом успеха работы в юзабилити-отрасли, насколько важно образование?
Сначала про образование. Оно важно, хотя не обязательно должно быть высшим. Гораздо важнее кругозор, некие универсальные знания, желание вникать в детали, в то, как устроена та или иная деятельность. Для проектировщика важны навыки понимания других людей, как они думают, что они могут ощущать и чувствуют. В работе может оказаться полезным самый разный опыт. Я знаю, что проектировщиками становятся люди из разных сфер деятельности. Кто-то начинал как дизайнер, есть люди с инженерным образованием, есть те, кто пришел со стороны психологии.

Какой у тебя был самый любимый проект?
Самый интересный для меня проект был связан с госнавигатором, когда надо было разработать нечто вроде Яндекс.Навигатора для федеральных трасс. На этом проекте мне удалось вырваться из банковской тематики и погрузиться в новую для себя область, полезную для других людей. Там была особая аудитория: дальнобойщики, которым важны в основном не пробки, а места для ночлега, качества дорог и направления, по которым можно ездить грузовикам. Затем был второй по интересности проект: мы перепроектировали часть процессов продажи билетов для РЖД. Надеюсь, что когда-нибудь мы переделаем весь раздел для пассажиров.
Сейчас намечается следующий интересный проект: будем проектировать сайт и мобильное приложение для сети кинотеатров. Я очень люблю кино, поэтому мне было бы интересно сделать что-нибудь полезное в этой области.

Какую самую сложную задачу ты решал на своих проектах?
Сложнее всего мне было на проекте с одним банком. Проект был тяжелым. В нем столкнулись задачи бизнеса, требования внутренней политики банка и UX. Приходилось искать компромисс, и отказываться от своих решений порой было больно.

Какие юзабилити-проблемы тебе чаще всего приходится решать при проектировании интерфейсов?
Для меня одна из самых больших проблем — как выразить сообщение, текст или надпись на кнопке человеческим языком. В подписях к элементам очень тяготеешь к формальным фразам вроде «далее», «узнать больше», а нужно их очеловечивать. Особенно конфликт между потребностью написать по-человечески и требованием написать формально проявляется при работе с банками.

Что ты сейчас читаешь, чтобы развиваться в профессии?
У меня есть «список to-do» по развитию, и я постепенно стараюсь его закрывать. Сейчас я изучаю нотацию BPMN, чтобы уметь наглядно отображать процесс любой деятельности. До этого я читал книгу о методике создания пользовательских историй «Пользовательские истории. Искусство гибкой разработки ПО», но бросил, потому что она показалась мне не особенно полезной. Метод, описанной в этой книге, помогает быстро набросать список задач, но деятельность пользователей бывает сложной и нелинейной и так просто не описывается. Поэтому я переключился на BPMN.

Какие отрасли на российском рынке можно сейчас считать зрелыми в плане заботы о UX своих продуктов и в чем это проявляется?
Компанию можно считать зрелой в плане UX, если в ней хотя бы знают, что такое «юзабилити», UX, и понимают связанную с этими понятиями терминологию. По моим впечатлениям наиболее зрелыми сейчас являются банки: они определенно этим занимаются и интересуются. Про другие отрасли что-то определенное сказать сложнее.

С кем бы тебе хотелось поработать и что сделать?
С продуктовыми интернет-магазинами: Утконос, Ашан или О’Кей. Там есть над чем поработать. Когда я ими начинаю пользоваться, понимаю, что это не очень удобно. Можно было бы поработать над каталогами, представлениями товаров, персонализацией, повторными заказами, дополнительными продажами. К тому же с интернет-магазинами я еще не работал, это новая для меня область.

Встречался ли ты с какими-нибудь интересными особенностями целевой аудитории при проектировании?
В моей практике такого не было. Я предполагаю, что в некоторых странах, например, восточных, у пользователей есть особый менталитет, который как-то должен влиять на сценарии использования продуктов. Судя по тем отчетам об экспертной оценке, которые я читал у зарубежных коллег, в ментальном плане мы близки к Европе и похоже на них. Интересно, что, судя по всему, у нас тема UX развита сильнее, чем на Западе, хотя все корифеи идут от них.

Как по-твоему, какие тренды в UX сейчас актуальны? На чем российские юзабилити-специалисты акцентируют свое внимание?
Я бы выделил два тренда: мобильность и доступность. Сейчас этим озаботились банки, но я не уверен, что это всеобщий тренд.

Что ещё почитать

Проектирование интерфейсов
Статья о человеко-ориентированном проектировании в нашем глоссарии

Тэги

Поделиться статьёй

Поделитесь своим мнением
Стоила ли статья потраченного времени?